Он не мог поступить иначе

На светлом предвечернем небе, прямо над горизонтом, загорелась яркая звезда – Венера. О ней Настя знала от своего отца, который очень увлекался астрономией.

На вокзале было совсем пусто. Очень быстро начинало темнеть. И надо же было тому злосчастному автобусу выйти из строя. Бежала к вокзалу со всех ног, но все равно не успела. Увидела только «хвост» поезда.

Настя последний год училась в районной детской художественной школе имени Репина. Домой ездила поездом. Если позволяла погода, ходила пешком (а это 7-8 км). Иногда она шла к реке и просила знакомых парней переправить ее на другую сторону.

Можно было бы пойти к железнодорожному мосту и попросить у дежурного разрешения перебежать через мост. Но ни на один из этих вариантов сегодня решиться не смогла, потому что начинало очень быстро темнеть. Девушка растеряно стояла на перроне, не зная, что делать. На станции – никого, за исключением дежурного, да и тот исчез в помещении. Из буфета вышел какой-то мужчина, явно навеселе. Стало жутко.

В жилых домах, расположенных по склону позади вокзала, одно за другим засветились окна. Темнота очень быстро окутывала все вокруг. Высоко в небе вырисовался рожок молодого месяца. Уже плохо было видно предметы – они превратились в темные силуэты. На привокзальной площади включили фонари.

Стало немного веселее. Но все равно, тело ее было, как свернутая пружина, готово к любой опасности. От неожиданных звуков она вздрагивала и испуганно оглядывалась вокруг.

Загорелся зеленый огонек, который был сигналом для машинистов, что путь открыт. Действительно, минут через пятнадцать к станции подошел какой-то поезд. Настя поняла, что это поезд дальнего следования. На вагонах висели таблички «Харьков-Иркутск». В голове молнией мелькнула мысль, и она тут же отвергла ее, как нелепость. Такие поезда на ее станции не останавливались. Так что нечего было и думать, чтобы доехать на нем домой. И все же внутренний голос ей подсказал:

— Иди! Спроси! А может!

И она подбежала к ближайшему вагону, спросила у проводников, не смогли бы перевезти ее через мост. Они поинтересовались, что с ней случилось. Услышав все, посоветовали обратиться к машинисту поезда.

— Только быстренько беги, а то через три минуты мы отправляемся.

Прижав сумку к груди, она со всех ног побежала к «голове» поезда. Из окна выглянуло симпатичное лицо юноши, видимо, помощника машиниста. Она, тяжело дыша, объяснила, что ей надо. Открылась дверь, в которой появился машинист, годами, как ее отец. Он внимательно выслушал и говорит:

— В целом мы не имеем права этого делать. Не ночевать же тебе на вокзале. Родители волнуются. Надо выручать. Вон какая ночь уже на дворе. Беги к проводницам, пусть посадят тебя в вагон. Когда подъедем, я заторможу поезд и на миг остановлю. А ты быстренько выпрыгивай. Поняла? Безгранично счастлива, стрелой полетела она к проводницам, которые, кстати, волновались за девушку:

— Ну что, взял?

— Взял! Взял!

Она быстренько поднялась по лестнице в тамбур, не веря своей удаче. Засвистел свисток, стукнулись друг о друга буфера, поезд сердито запыхтел и медленно тронулся с места. Насте казалось, что это сказка со счастливым концом. Сердце готово было выскочить из груди, душа пела! Кому сказать – не поверят. Скажут, что так не бывает!

Вот и мост, а за ним – рукой подать – ее поселок. Она уже видела освещенную электрическим светом родную улицу. Поезд затормозил и остановился. Настя с радостью соскочила со ступенек, не веря, что она дома.

— Спасибо! Спасибо Вам! – она бежала за поездом и кричала машинисту слова благодарности. Было видно силуэт мужчины, который махал ей в ответ рукой.

На всю жизнь она запомнила лицо этой доброго, совершенно чужого для нее человека, пришедшего ей на помощь в трудное для нее время. Машинист нарушил правила? Да! Но иначе сделать он просто не смог, потому что у него было доброе сердце.

Источник

Он не мог поступить иначе