Никудышная

— Я понять не могла с самого детства, — признается Оксана, — почему у меня с мамой такие отношения? Помню, завидовала своим подружкам, которым мамы внушали, что они самые лучшие. Они себя чувствовали с детства принцессами, а я — гадким утенком.

— Посмотри на себя, неряха, — отчитывала 7-ми летнюю Оксану мама, — на кого ты похожа? Все дети, как дети, а ты и ходить не умеешь, брюки сзади до шеи грязью заляпаны. Такая же косолапая, как твой папаша.

— И чем гордишься? — обесценивала мама аттестат Оксаны с одними пятерками, 10 лет спустя, — Учиться — твоя обязанность, я тебя кормила и поила всю жизнь, так что ты обязана была учиться на одни пятерки. Еще в институте тебя содержать?

В институт Оксана все же поступила, на заочное отделение, чтобы не обременять маму расходами и не вызывать лишний раз придирок и недовольства с ее стороны. Но избежать их все равно не смогла.

— И что от твоей работы копеечной, — укоряла мама, — ты обязана матери помогать, а ты саму себя едва можешь обеспечить. Мужа ищи нормального. Нет, ты точно вся в своего папашу.

— Это сейчас я понимаю, — говорит Оксана, — что мама просто переносила на меня свое недовольство жизнью, разочарование от несложившегося брака, злость на отца.

Что там у родителей случилось, Оксана не знает до сих пор, с папой она не общалась по настоянию матери, а может, он и сам не особенно стремился поддерживать отношения с дочкой. Ко времени, когда Оксана надумала выходить замуж отца уже не было на свете.

— Жить я стала на территории мужа, — вспоминает Оксана, — у него своя квартира была. Вскоре у нас родился ребенок. И если сначала мама выговаривала мне, что не такого нашла мужа, что он недостаточно богат, что не помогает ей, своей теще, то потом, как раз после рождения сына, ее взгляды поменялись.

— Да, зятек, — говорила мама приходившая в гости, — неудачно ты женился. Хозяйка она никакая, неряха страшная, готовить не умеет. Как ты с ней живешь!

Прекратить визиты мамы Оксана не могла: мама горела желанием общаться с внуком, да и муж Оксаны тещу свою уважал. Постепенно и он проникся сознанием того, что у него никчемная и безрукая жена. Унижать Оксану они начали уже вместе.

— Рот закрой, — мог позволить себе сказать супруг Оксаны, — что с тебя взять, даже мать родная и та видит, что ты из себя представляешь.

— Обидно было, — вспоминает Оксана, — жуть как. Я и так долго терпела, потому что сын на руках был, казалось, что и уйти мне некуда. А потом просто страшно стало: мальчик растет и скоро и он усвоит манеру общения со мной родственников. Да и что вырасти может из мальчишки, на глазах которого так обращаются с его мамой?

Оксана копила деньги. Потихоньку: от сдачи в магазине, от пособий, от продажи собственноручно связанных детских носочков.

— Денег хватило на билет и оплату за комнату за 2 месяца, — говорит она, — работу нашла, с детским садиком в провинции было проще, да и нашлись добрые люди, помогли. Матери я не оставила адреса, мужу тоже. А нашли меня через несколько лет, когда бывший муж задумал вступить в новый брак и ему развод потребовался.

К тому времени Оксана была на хорошем счету на работе, сын ходил в 3-й класс, а рядом с ней появился мужчина. Свое съемное жилье женщина оставила, переехав в квартиру гражданского мужа.

— Вадим старше меня на несколько лет, — говорит Оксана, — от первого брака у него росла дочь, на 2 года старше моего мальчика. И вскоре после оформления развода с мужем, мама приехала.

— Приехала убедиться, — сказала мама, — что ты все такая же никчемная, как и была. Да уж. Лучшей партии, чем мужик с ребенком, тебе было и не найти. Но и он недолго тебя выдержит, как была с детства неудельная, так и осталась.

Вадим просто вывел из своей квартиры эту вздорную женщину, запретив ей оскорблять его жену. Прошло больше десятка лет. Оксана официально замужем за Вадимом. Нет, общих детей у них так и не родилось, зато женщина с нетерпением ждет рождения внучки: дочка Вадима беременна.

— У нас будет самая лучшая в мире бабушка, — считает приемная дочка, — потому что у меня самая лучшая в мире мама: рукодельница, красавица, только боюсь за талию своего мужа, как бы его теща своими вкусностями не раскормила!

Со сводной сестрой вполне согласен и сын Оксаны, недавно вернувшийся из армии. А сама она признает, что счастлива несмотря ни на что.

Только в новой семьей я почувствовала себя нужной, — признает она, — есть люди, которые желают мне счастья, для которых я хороша такая, как есть. Они мой надежный тыл, моя опора и источник моей силы.

Только одна мысль тревожит ее: где-то далеко живет человек, который должен был быть самым любящим, самым родным. Время не делает наш характер лучше, скорее всего маме Оксаны на старости лет потребуется и помощь, и уход. Захочет лди женщина взвалить на себя такую ношу — не знаю. Но, если не захочет, я не смогу ее осудить.

* * *

Родство по крови — совсем не гарантия теплых отношений и родства душ. Зачастую самые тяжелые раны нам наносят как раз самые близкие люди.

Источник

Никудышная