Мне в этом году 30, я не замужем и детей у меня пока тоже нет

25710

Для тех, кто еще только в начале (или середине) этого пути и не знает, что ответить на вечный русский вопрос со значением «почему-такая-красивая-девушка-и-не-замужем»

30

Мне в этом году тридцать, я не замужем и детей у меня пока тоже нет.

В глазах европейской общественности, я обычная девочка (ну разве что русская, это всегда подозрительно). Но на моей исторической родине я (и такие, как я, потому что я, конечно, далеко не единственная тридцатилетняя русская, живущая заграницей без детей и мужа) — антисоциальный элемент, который одним своим существованием насмехается надо всем, во что свято верит родной ему социум.

В России к тридцати лучше иметь штамп о разводе, чем не иметь никакого. Это не хорошо и не плохо, это просто есть, такая социально-экономическая реальность, как и в других развивающихся странах, там, Бразилии или Китае. Каждый раз, когда я говорю с кем-то из знакомых, кто живет в Питере или Москве, их — самое позднее — второй вопрос, вышла ли я, наконец, замуж. В первом они уточняют, где я сейчас живу, чтобы обозначить контекст второго вопроса. Выйти замуж ради того, чтобы выйти замуж, никогда не было моим стремлением. У меня была возможность это сделать, и не раз, и связать свою жизнь с очень неплохими людьми, некоторые из которых мне до сих пор очень дороги (и мы дружим). Тогда я этого не сделала, потому что, как мне казалось в двадцать и как я точно знаю сейчас, для счастья в отношениях недостаточно любить друг друга и хотеть создать семью. Надо еще похожим образом смотреть на ключевые жизненные моменты, и вот моменты мы видели по-разному. Поэтому я уехала из России, дорогие мне люди остались и теперь все счастливы, каждый по-своему.

Я говорю, нет, не вышла. На меня сочувственно смотрят. Как будто я чем-то тяжело и бесперспективно болею. У меня есть бойфренд, мы вместе три года, — обычно говорю на этом месте я и тут же ругаю себя за это: во-первых, про бойфренда никто не спрашивал, во-вторых, это звучит, как будто я оправдываюсь. Тут обычно все удивляются, потому что это не первая информация, которую я сообщаю о себе. А, — с облегчением выдыхает общественность. — А почему он на тебе не женится?

У меня, мне так кажется, хорошая жизнь. Я ей довольна. За последние лет я пожила в шести странах, открыла и закрыла восхитительный бизнес вместе с восхитительным партнером, и получила образование, которое не только позволяет мне очень круто развить и с пользой приложить то, что во мне есть, и подарило мне много-много невероятных друзей, но и научило видеть мир в бесконечных ярких красках, интересных проектах, мечтах и возможностях (и иногда в powerpoint, но это так, издержки производства). Само собой, у меня, как и у всех, бывают серенькие дни, но чаще всего я засыпаю с улыбкой, а просыпаюсь с энергией и энтузиазмом делать вещи. Я живу с чувством, что, если завтра мне нужно будет поднять в воздух самолет, я научусь и это сделаю. Я сознательно выталкиваю себя из комфортных зон, чтобы делать то, что делать боюсь, и становиться лучше. У меня прекрасная квартира в центре неплохого европейского города, BMW Urban, которую я хотела с тех пор, как начала водить, и возможность улететь завтра в самые невероятные города мира с самыми замечательными друзьями, о которых можно только мечтать. Я могу выбрать то, чем мне интересно заниматься на работе, решить, как я хочу это сделать, и получить необходимые на это ресурсы от компании. И, может быть, я даже смогу в обозримом будущем вернуться в свой любимый Париж. У меня есть все основания полагать, что дальше будет только лучше. Предпочла бы я свою жизнь жизни в семье? Мне кажется, никто не должен выбирать между личным, персональным моно-счастьем, и счастьем в отношениях. Даже больше, наивно полагать, что однажды в серенькую и несчастную жизнь придет некто с вагончиком стройматериалов и раскрасит эту серенькую жизнь в цвета радуги. Моя главная установка, в жизни, на счастье. Я как-то решила для себя (такие вещи надо иногда решать), что буду счастливой и в отношениях, и вне отношений. Просто потому, что жить счастливой проще. И все-таки, если бы мне нужно было выбрать между счастьем, которое у меня есть сейчас, и счастьем жизни вместе, я бы предпочла последнее. Только это должно быть настоящее счастье жизни вместе, а не долг общественности, потому что мне (уже!) тридцать. Нет ничего, чего мне хочется больше, чем большую счастливую семью, к которой хочется как можно быстрее прибежать домой, обнять, рассказать и расспросить все-все-все, вместе поесть, посмеяться, устроить бардак на кухне, покидаться подушками и вставить счастливые моменты в рамочки.

Перейдите к следующей странице, нажав ее номер ниже.

Загрузка...