— Мама, а какая ты? Я когда-нибудь увижу?

Юленька выглянула из-за калитки в пустоту и прислушалась. Кругом было темно. Она прищурила глазки и попыталась разглядеть хоть один единственный яркий отсвет, но не смогла.

Девочка тяжело вздохнула и снова направилась в дом. Дорогу обратно за эти годы она находила без ошибок. Юльке не было и года, когда она волею судеб оказалась в этой семье.

Родные отказались от девочки сразу же после рождения. Мать, занимающая высокую должность в городе, не хотела воспитывать незрячего ребенка. А о том, чтобы лечить девочку, речи и не было. Галина заявила, что оставляет дочь в больнице и больше слышать о ней не хочет.

Муж женщины тоже поддержал ее решение, так девочка оказалась в палате для отказников. Но так как родилась она с недовесом, то выписать в дом малютки ее не могли.

Наталья лежала в этом же отделении с новорожденным сыном и хорошо знала о скандале с незрячей девочкой. Прогуливаясь по коридору со своим сыночком на руках, она то и дело останавливалась у палаты со стеклом и наблюдала за махонькой отказницей.

Через пару дней Наталью выписали, она места себе не находила, так ей было жалко оставлять незрячую малышку. Поговорив с мужем, она приняла решение удочерить девочку. Врачи даже обрадовались, так как все-таки знали, чья эта дочь.

Девочке дали имя Юленька. Сердце женщины кpoвью обливалось, когда она чувствовала мелкие пальчики Юли у себя на лице.

— Мама, а какая ты? Я когда-нибудь увижу? — тихим голоском спрашивала Юля.

— Ага, — сдерживая слезы, обещала ей Наталья, но знала, что у нее просто не хватит денег на это.

Каждый день девочка открывала глаза и сокрушенно возвещала о том, что так и не видит.

Шли годы. Юля обучилась алфавиту для незрячих, умудрилась закончить специальную школу с отличием. Как-то она вместе с Натальей возвращалась домой, и их окликнула женщина, сидевшая возле мусорного бака.

Наталья повернула голову и узнала ее. Это была Галина, мать Юленьки. За двадцать лет она сильно изменилась, осунулась, постарела, да и выглядела неподобающе.

— Копеечку подайте, Бог вас отблагодарит, — хмыкнула Галина, вытирая грязным рукавом нос.

Юля напрягла слух и вздрогнула. Наталья пошатнулась: неужели девочка узнала мать по голосу?

— Мама, подай! Надо быть милостивыми к таким людям, — проговорила Юленька с сожалением.

У Натальи внутри все перевернулось. Девочка жалела того человека, который отказался от нее в свое время, а ведь мог помочь. Наталья сдержала гнев и полезла в карман за кошельком.

— Дочь твоя? — прохрипела Галина. — Слепая что ли?

— Да, — нехотя ответила Наталья, протягивая ей пару сотен.

— Как ты с такой возишься? Я бы не смогла, — откашлялась женщина.

— А ты и не смогла! — выпалила со злостью Наталья и, схватив Юлю под руку, зашагала прочь.

Галина, замерев от удивления, растерянно смотрела им вслед. Она знала, за что наказана.

Источник

— Мама, а какая ты? Я когда-нибудь увижу?